menu
person

Убит при исполнении

В среду днем вся латвийская полиция прощалась с Геннадием Калашниковым, заместителем командира взвода быстрого реагирования даугавпилсской полиции.

 Ирена ПОЛТОРАК

 

Его коллеги по Даугавпилсу участвовали в траурной церемонии лично. Полицейские остальных регионов Латвии, находящиеся на службе, в 14.00, в тот момент, когда Калашникова опускали в могилу, дружно нажали на клаксоны полицейских машин, выражая скорбь в тревожном гудке.

По горячим следам убийцу Калашникова задержать не смогли. Более того, до сих пор так и не установлена личность второго преступника, застреленного раненным в живот Калашниковым или раненным в руку водителем Далецким. Этот преступник, оснащенный двумя газовыми пистолетами, ножом и заточенным гвоздем, вбитым в носок кроссовки (спецназовский вариант, превращающий ногу при драке в беспощадное оружие), не проходит ни по одной картотеке. Все попытки "примерить" на него приметы то беглого рэкетира из Латгальского предместья Риги, то залетного рецидивиста из Эстонии, то еще кого-либо заканчивались пока неудачей.

Между тем, по информации некоторых газет, криминальные авторитеты Даугавпилса либо спешно покинули город, либо старательно скрываются, избегая встреч с полицейскими сыщиками. Видимо, сказать им просто нечего.

"Происшествие в Даугавпилсе — недвусмысленный вызов обществу и нападение на государство как таковое", — заявил сразу после трагедии на пресс-конференции Вилис Криштопанс (он исполняет обязанности министра внутренних дел, пока Чеверс в командировке в Финляндии). Патетика этих слов, конечно, оправданна. И дать понять криминальному миру, что преступление против полицейского чревато неотвратимыми последствиями, — важнейшая из задач.

Но есть и другие. Склоняя голову перед мужеством павшего Геннадия Калашникова, перед человеколюбием его водителя Далецкого, не забывшего в этой жуткой перестрелке скомандовать задержанным в салоне своей полицейской машины — падайте на пол! — мы все же не можем не задаваться одним неприятным вопросом. А именно: можно ли было избежать в случившейся ситуации рокового исхода?

Этот вопрос обсуждают между собой сегодня патрульные постовой службы, той самой, которую несли и Калашников с Далецким. Этот вопрос витает в умах работников криминальной полиции, ищущих их убийцу. От него не отмахнуться и сотрудникам других подразделений — вплоть до дорожной полиции. Все они ежедневно рискуют попасть в аналогичную ситуацию: при банальной попытке проверить документы напороться на людей, только что совершивших преступление и готовых во взвинченном состоянии на любые неадекватные действия.

Я обошла профессионалов, чтобы выслушать их мнение по поводу случившегося. Им и слово.

Мнения полицейских

Валдис С., районная полиция г. Риги:

"Знаете, что самое трудное в нашей работе? Не задержание, не погоня, не поведение в экстремальной ситуации. Самое сложное — не расслабляться: сутками, неделями, месяцами, годами. Когда ты сотню раз проверил на улице документы, в сто первый можешь уже повернуться случайно к подозрительному человеку спиной и — подставиться.

Мы, конечно, будем для себя анализировать этот случай. Мельчайших подробностей пока не знаю, но первая информация уже неутешительна. Два вооруженных полицейских против двух преступников, один из которых вооружен боевым оружием, а второй — только газовым. Время — вечернее, люди — подозрительные. Почему когда Калашников выходил из машины, водитель его не прикрывал? Он мог успеть выстрелить первым! Тот, кто занимается патрулированием, должен быть всегда готов к неожиданностям".

Владимир Р., сотрудник ГУП г. Риги:

"Вообще-то такие случаи надо тщательно анализировать. Да кто этим будет заниматься? Разве кто-нибудь делал выводы из истории с Сергеем Бурлакой, бойцом мобильного полка, который проверял документы у водителя, встав на проезжей части между полицейской машиной и задержанной? А по ул. Чака несся пьяный лихач. Он ударил в задний бампер задержанной машины, та вломилась в "УАЗик". Бурлаке отрезало ноги. "УАЗик" долго потом ездил с кровью Сереги на капоте — бойцы принципиально ее не смывали. Но ведь он грубо нарушил элементарные правила безопасности!

А анализировал ли кто-нибудь прошлогодний захват заложницы, с которой на ул. Асара заперся вооруженный гранатой Мядзель? Не было бы никакого захвата — к нему привели непрофессиональные действия полицейских. Сидя в квартире в засаде, они позволили женщине открыть дверь, она, видимо, сделала преступнику знак или по ее глазам он все понял и с гранатой в руке обезоружил эту горе-засаду. Через месяц та же самая ситуация повторилась в Лиепае. Полицейские, ожидавшие преступников, повели себя так безграмотно, что не только упустили их, но и при погоне один был сильно ранен. Кто-нибудь делал выводы из случившегося, доносил их до личного состава? Нет. Да, случай в Даугавпилсе, быть может, иной. Но если он кончился гибелью полицейского, значит, в его последних действиях могла быть ошибка".

Юрис М., дорожная полиция:

"Так у нас такая же трагедия может случиться в любой момент. Ведь как некоторые наши работники делают? Полицейская машина обгоняет задержанную, прижимает к бровке, затем полицейский выходит и идет к машине проверять документы. Он — перед лицом водителя. И если этот водитель — преступник, то для него нет ничего проще, чем застрелить подходящего полицейского через лобовое стекло или через дверцу. Это ж прекрасная цель, особенно ночью, при свете фар. Потому подходить для проверки следует только сзади. Но такой элементарной вещи никто не объясняет.

Хорошо, что наконец введено в правила для водителей требование — не выскакивать из машины, а ждать, пока полицейский не подойдет сам. Во многих странах при приближении полицейского положено еще и руки на руль класть. Нам бы тоже такое не помешало — в свете криминальной обстановки. Что касается выводов по Даугавпилсу... Умный для себя их сделает".

Юрис Г., отряд "Омега":

"Я был на стажировке во Франции. Там если два-три случая гибели полицейских происходят, то собирается огромный аналитический аппарат, который выясняет, почему это произошло. Штудируется ситуация до малейших деталей и потом выходят свежие инструкции на основе горького опыта. Рассылается по всем подразделениям циркуляр: с теперешнего дня будете действовать так, так и так. Причем расписывается поведение на все возможные варианты одной и той же ситуации. И полицейские будут этим инструкциям следовать. Иначе они в случае чего не получат ни пенсии, ни страховки, ни всяческих пособий. Полицейского просто вынуждают заботиться о собственной жизни. У нас такого нет. Я по крайней мере не слышал".

Анатолий Г., сотрудник ППС:

"Вы удивитесь, но вполне возможно, что причиной того, что в Даугавпилсе преступники успели выстрелить раньше, стали наша полицейская форма и экипировка. В работе все это страшно неудобно, а в экстремальной ситуации может сослужить плохую службу. Чтобы достать пистолет из нашей кобуры образца 60-х годов, нужно затратить несколько лишних секунд и при этом действовать обеими руками. Но сначала предстоит задрать полу длинной форменной куртки. В ней, кстати, ни в машину толком не сядешь, ни за преступником быстро не побежишь.

Тот, кто эту форму создавал и утверждал, думал только о дешевизне. Поэтому те, кто реально ежедневно сталкивается с сопротивлением правонарушителей, приспосабливают для работы другую одежду. Рота оперативного реагирования нашла спонсора, пошила форму сама. Мобильный полк, вон, ездит в армейском камуфляже. Что с точки зрения закона является вопиюще неправильным, но зато — удобным. Ведь настанут моменты, когда счет пойдет на доли секунды. История в Даугавпилсе показывает это наглядно".

Сергей Т., сотрудник полиции безопасности:

"Ситуация в Даугавпилсе трудна для анализа. Если брать конечный результат — да, значит, что-то не так было в действиях полицейского. Но чтобы Калашникову остаться живым, ему нужно было выходить из машины с уже поднятым оружием. На Западе такая картина выглядела бы, наверное, нормально. У нас же не принято проверять документы, наставив пистолеты. Впрочем, может, про западную полицию слишком много легенд? Ведь и там при всей хваленой обученности полиции, лояльности к ней граждан, при совершенстве законов — все равно полицейские гибнут. Ну есть какие-то пределы всем инструкциям, пособиям, положениям. Невозможно предусмотреть все.

Тем не менее в контексте трагедии с Калашниковым пришла, я думаю, наконец пора собрать воедино и рассмотреть все случаи в Латвии, приведшие к гибели или инвалидности полицейского при исполнении служебных обязанностей. Давно пора разработать инструкции по типовым тактическим действиям. Пока же полицейским приходится доходить до всего только своим умом. И делать выводы на чужих роковых ошибках".



Категория: Опасная служба | Добавил: Admin (28.02.2016)
Просмотров: 1853 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar